March 21st, 2012

На перепутье



1943 г. Лагерь немецких военнопленных близ Сталинграда.
Клаус Фритцше вспоминает:
Среди дистрофиков того периода в Красноармейском лагере были такие умные и опытные фрицы, которые серьезно обсуждали вопрос: «Что делать?» По каким причинам в круг этих мудрецов притянули меня, молодого неопытного парня, не могу сказать. Единственным даром, который мог бросаться в глаза психологически образованному человеку, был мой оптимизм и способность улыбаться и смеяться в этой сложной обстановке. Круг мудрецов старался решить вопрос, который вкратце можно представить так:

«Идет война, на фронте погибают соотечественники. Жертв станет тем больше, чем больше укрепляется военная мощь противника. Следовательно, любое наше действие в пользу противника ведет к дополнительным жертвам наших на фронте. Ускорить восстановление работоспособности дистрофиков — это косвенное действие в пользу противника, так как любая рабочая сила укрепляет его военную мощь. С другой стороны, если дело пустить на самотек, то не исключено решение противника в дистрофиков капитал больше не вкладывать и списать их окончательно».

Да уж, тяжелый логический тупик. Безвыходный, практически.

Полет валькирий в горах Чечни


Аргунское ущелье недолеко от п. Барзой


15 января 2001 года, моему экипажу была поставлена задача с группой пшг вылететь в район Борзоя и деблакировать три окружённые группа 700 ооспн (позывной Кит). Во время взлёта пара сопровождающих 24 взлететь не смогла, точку накрыло туманом, буквально после моего взлёта. Мы экипажем пошли одни на колокольчике (с установкой громкоговорителя, борт № 66).
Выйдя в район, мы использовали опыт этого фильма (Апокалипсис сегодня).
Врубив аппаратуру на полную мы использовали музыку "Полёт валькирии". Несколько раз выходили на боевой и подавляли работающие точки боевиков. После деблакирования, спецы уже на точке делились, что даже им было жутковато, от громких звуков музыки несущихся со всех сторон ущелья и вдруг пролёт наров в сторону противника: "Мороз по коже", вот такой эфект был на боевом.
Подхвачено у
twower

В Москву. Апрель 1944



Клаус Фритцше:
Пребывание мое в этом лагере было непродолжительным. К концу апреля собрали группу будущих курсантов и повели прямо на Сталинградский вокзал. Там присоединились ребята из других лаготделений, всего 30 человек.
В пассажирском вагоне поехали к Москве. Караулить выделили двух сержантов, которые не должны были допускать общения гражданского населения с пленными. Но организация транспорта была продумана не до конца. Мы ехали в вагоне, находящемся в середине состава, а кому удастся остановить движение пассажиров туда-сюда, да еще прошел слух, что рядом едет целая куча немцев. Любопытно. Конвоиры с большим усердием старались не пропускать пассажиров, но их громкие крики: «Нельзя, граждане, прохода нет!»— не приносили успеха. Нельзя же целые сутки караулить на входе, и сержанты сдались. Начались оживленные беседы, то руками и ногами, то на довольно приличном русском языке. Кто-то сумел предложить на продажу имеющиеся ценности, и началась тайная торговля.

Нельзя, уважаемый читатель, забывать о том, что все это произошло в апреле 1944 года. Шла еще ожесточенная битва на фронте. А тут спокойно в пассажирском поезде едут пленные противники, и никто им не грозит кулаком, стараются вести беседу, может, и не дружескую, но вполне человеческую. Есть чему удивляться!