May 11th, 2012

Потоп



Просто так, без аналогий :)
В Питере сейчас первый такой летний дождь, когда уже пахнет зеленью и свежо. Льёт хорошо, как будто пожарник поливает из шланга на съемках фильма.
Через широкую асфальтовую дорогу, строго на юг, ползут сотни дождевых червей. Один за одним. Под колеса машин.
Ужас-ужас.

Химия и Жизнь


На каждую сброшенную фугасную бомбу приходилось более тридцати "зажигалок".

На деревянные стропила домов, сооруженных задолго до эпохи железобетона, в сущности, и нацеливалась вражеская авиация. На окраинах Ленинграда, правда, хватало и целиком деревянных строений, однако основная застройка была каменной. Если не считать стропил... Такие дома начинали гореть сверху. Пожарные команды во время массированных налетов поспеть всюду не могли, да и воды не хватало (а ближе к зиме водопровод и вовсе замерз - холода начались необычайно рано).
Неизбежный, с точки зрения фашистского командования, исход событий должен был быть таким: дома, загораясь друг от друга, порождают огненный смерч; их жители, терроризированные обстрелами, измученные голодом, мечутся в панике, мешая работать пожарным. В итоге город в короткое время гибнет вместе с населением.
После известного налета, кроме торгового порта сгорели склады хлебозавода, Гостиный двор. Но город в целом не горел! 14 сентября "Ленинградская правда" писала: "Не первую ночь фашистские поджигатели сбрасывают на Ленинград сотни зажигательных бомб. Но город не горит, а отдельные пожары быстро ликвидируются. Город словно сделан из особого огнестойкого материала..."

Последнюю фразу - мы это знали - нельзя было считать только метафорой. Материал действительно стал огнестойким - и в этом помогли химики.

О том, что делать со стропилами, размышляли довольно долго.