May 30th, 2012

Закулиса

Мне кажется, да я уверен просто, что разговоры о независимости Шотландии пошли активно после прекращения финансирования проекта "Лох-Несское чудовище". Вот куда оно делось из новостных лент? То-то же.
(С надеждой) ..может всплывет еще на устрашение мужикам в юбках, а?

Севастополь 1942 г.



О самоуверенности противника в боях 29 июня на Сапун-горе пишет командир 25-й Чапаевской дивизии генерал-майор Т. К. Коломиец:
«После прорыва обороны на Сапун-горе на участке II сектора немцы решили, что путь на Севастополь свободен и поэтому передвигались колоннами батальон-полк. Одна такая колонна с развернутым знаменем двинулась по дороге Чертова балка — хутор Дергачи. К этому времени у нас на переднем крае осталось пять пулеметов и пять 45 мм пушек. Наши артиллеристы и пулеметчики открыли огонь. Через пять минут дорога была завалена трупами фашистов».

Итальянцы в Севастополе


Транспортировка итальянских малых торпедных катеров типа MAS по горному серпантину в Ялту.

21 мая 1942 года итальянская 10-я флотилия катеров MAS под руководством князя Валерио Боргезе вошла в Ялту для участия (совместно с немецкими войсками 11-й армии генерала Э. Манштейна) в операции по взятию Севастополя. В дальнейшем местом базирования в Крыму был выбран Форос. Выбор места дислокации был не случаен. Расположенный рядом мыс Сарыч является самой южной точкой Крымского полуострова. Учитывая малый радиус действия штурмовых катеров, это приближало их на минимальное расстояние к морским путям, использовавшимся Черноморским флотом для снабжения Севастополя. Используя как укрытие темный фон прибрежных скал, штурмовые катера скрывали себя до появления цели и атаковали ее внезапно на короткой дистанции.
Время съемки: май 1942
Отсюда

Эти говнюков тоже бы надо вспомнить "добрым" словом. Очень они помогали немцам в Крыму в блокаде Севастополя. Даже больше, чем Маннергейм на Севере.

Немецко-румынская эвакуация из Севастополя в мае 1944 года


Рассказ Гельмута КЛАУСМАНа,
рядовой 111-я пехотная дивизия

В Севастополе уже полным ходом шла эвакуация из города, русские с одного края вошли в город, и власти в нём не было никакой. Каждый был сам за себя.
Я никогда не забуду картину, как нас на машине везли по городу и машина сломалась. Шофёр взялся её чинить, а мы смотрели через борт вокруг себя. Прямо перед нами на площади несколько офицеров танцевали с какими-то женщинами, одетыми цыганками. У всех в руках были бутылки вина. Было какое-то нереальное чувство. Они танцевали, как сумасшедшие. Это был пир во время чумы.

Нас везли на барже в Констанцу. Всю дорогу нас бомбили и обстреливали русские самолёты. Это был ужас. Нашу баржу не потопили, но убитых и раненых было очень много. Вся баржа была в дырках. Чтобы не утонуть, мы выбросили за борт всё оружие, амуницию, потом всех убитых, и всё равно, когда мы пришли в Констанцу, то в трюмах мы стояли в воде по самое горло, а лежачие раненые все утонули. Если бы нам пришлось идти ещё километров 20, мы бы точно пошли ко дну! Я был очень плох. Все раны воспалились от морской воды. В госпитале врач мне сказал, что большинство барж было наполовину забито мертвецами.
Сколько, кого и как