October 22nd, 2012

Готовьтесь, горажане

На прошедшем в Екатеринбурге Всероссийском совещаним на тему «Эффективное управление жилищным фондом, направленное на создание благоприятных и безопасных условий проживания граждан» Дмитрий Козак принялся «актуализировать» тему ремонтов многоэтажек за счет собственников.
Уже после совещания в ходе брифинга Дмитрий Козак пояснил, что сейчас в России объем «недоремонтов» многоквартирного жилья в пересчете на деньги составляет 3,5 трлн. рублей. «Таких денег у государства и муниципалитетов нет. Поэтому, исходя из уровня доходов каждого жителя, мы должны просчитать, как сможем привести в порядок эти дома», – продолжал разить наповал правдивостью Козак.
И решил напомнить – содержание имущества – это бремя самого собственника: «Ведь у нас жители сельских домов никаких вопросов не задают, чтобы государство обеспечивало ремонты их жилья. В конце концов, тут должна быть социальная справедливость».

Многоквартирные дома - это ладно. А в центре, где в подъезде 4 квартиры? Грядет массовая "расприватизация", полагаю.

...и швейцарцы до кучи


Немецкий солдат в госпитале

Киллиан Х. В тени побед. Немецкий хирург на Восточном фронте. 1941-1943. Псков. О встрече с известным швецарским врачом Бирхером.

— Какими судьбами вы здесь, на Восточном фронте? И почему именно в Пскове? — сразу же спрашиваю я. — И кого мне благодарить за вызов?
На своем хорошем швейцарском немецком Бирхер отвечает:
— Все очень просто. Я узнал, что вы здесь воюете, и попросил главнокомандующего группой войск уведомить вас и вызвать сюда. Мне надо с вами о многом поговорить.
Бирхер приехал на фронт по поручению бундесрата Швейцарии, чтобы навестить швейцарских врачей в госпиталях и узнать, какого прогресса достигла военно-полевая хирургия.

Collapse )

Немцы в советских госпиталях



Город Камешково госпиталю № 2989 выделил две школы и помещение клуба. Быстро устроившись на новом месте, начали прием раненых. А когда Москву отстояли, их госпиталь стал специальным, для военнопленных. Надо же было где-то лечить обмороженных пленных немцев. Территорию обнесли колючей проволокой, сделали проходную, организовали пропускную систему.

Шла зима 1942-го. «Работали, — вспоминает Мария Николаевна, — под наблюдением спецотдела, чтобы не дай Бог не установил кто-нибудь из медперсонала контакт с военнопленными. Бывало, и вызывали, задавали вопросы, случалось, и следить заставляли».
Collapse )