June 17th, 2014

И это все о нем

Приехавшему в Хельсинки Маннергейму финская независимость на данном этапе была, судя по всему, в принципе безразлична. Пока финские националисты с конца XIX века различными способами вели активную борьбу с «имперскими амбициями» России, «научно» доказывая, что Финляндию и Россию связывает не более чем династическая уния, и одновременно не брезгуя политическим террором, Маннергейм усердно служил Империи, нисколько не интересуясь перипетиями политической жизни малой родины. Свою судьбу и карьеру Маннергейм целиком и полностью связывал с Россией вплоть до начала там революционных событий.

Уже 11 марта Маннергейм был вынужден утвердить т.н. «план Валлениуса», согласно которому границы будущей Финляндии должны были проходить по реке Свирь, далее по Онежскому озеру и Белому морю, включая Кольский полуостров. Уже 5 марта белофинское правительство сообщило в Берлин, что надеется, что предназначенные к высадке в Финляндии немецкие войска помогут финнам в «освобождении» Карелии.

Несложно заметить «эволюцию» взглядов Маннергейма: если осенью 1918-го он говорил о «рыцарском поступке» для будущего признания «белой» Россией финской независимости, то теперь в нагрузку к «рыцарству» хотел еще и существенных территориальных приращений.

Полный текст небольшого исследования о Маннергейме в жанре поп-хистори