August 26th, 2014

Интересный момент времен захвата Норвегии 1940 г.

Цитируется по: Патянин С. В. «Везерюбунг»: Норвежская кампания 1940 г.

К середине мая немецкие тяжелые корабли, получившие повреждения в апреле, были отремонтированы. В связи с этим 16 мая штаб Руководства войной на море отдал предварительные распоряжения на проведение операции в водах между норвежским побережьем и Шетландскими островами.

В 8 утра 4 июня «Гнейзенау» под флагом Маршалля, «Шарнхорст», «Адмирал Хиппер» и 4 эсминца вышли из Киля.
Отлично поставленная служба радиоразведки позволила германской эскадре избежать встречи с многочисленными подлодками противника в Северном море и Скагерраке, а также с воздушными патрулями англичан.
В полдень 5 июня соединение легло на северо-западный курс и развило ход 24 узла. Высокая скорость и штормовое море быстро опустошили топливные цистерны крейсера и эсминцев, поэтому на следующий день эскадра встретилась с танкером «Дитмаршен», пришедшим в точку рандеву под советским торговым флагом.

Это их военная хитрость или были какие-то договоренности, интересно?

На границе тучи ходят хмуро

По-поводу "задержания" военнослужащих РФ на территории Украины сразу вспоминается разговор свиты Воланда с дядей из Киева.

— Я извиняюсь, вы мне дали телеграмму? — спросил Максимилиан Андреевич, мучительно думая о том, кто бы мог быть этот удивительный плакса.
— Он! — ответил Коровьев и указал пальцем на кота.
Поплавский вытаращил глаза, полагая, что ослышался.
— Нет, не в силах, нет мочи, — шмыгая носом, продолжал Коровьев, — как вспомню: колесо по ноге... одно колесо пудов десять весит... Хрусть! Пойду лягу в постель, забудусь сном, — и тут он исчез из передней.
Кот же шевельнулся, спрыгнул со стула, стал на задние лапы, подбоченился, раскрыл пасть и сказал:
— Ну, я дал телеграмму! Дальше что?
У Максимилиана Андреевича сразу закружилась голова, руки и ноги отнялись, он уронил чемодан и сел на стул напротив кота.
— Я, кажется, русским языком спрашиваю, — сурово сказал кот, — дальше что?