pogo_on_air (pogo_on_air) wrote,
pogo_on_air
pogo_on_air

Category:

Он же памятник



Любопытная информация попалась:
"В Санкт-Петербурге снова всплыл бывший «Seeteufel». В настоящее время новые русские владельцы отремонтировали судно и ему должно быть возвращено состояние, в котором его использовал граф Люкнер. В связи с этим Общество Graf Luckner Gesellschaft просит помочь с музейными материалами и другими свидетельствами тогдашнего вида шхуны.

Я уже писал как-то про бывшую яхту «Seeteufel»/шхуну "Ленинград"/шхуну "Надежда". Пришвартована она по сей день в Центральном Яхт-клубе, иногда на празднике питерских выпускников ходит с алыми парусами под взметнувшимися над Невой мостами. Мне довелось стоять на ее качающейся палубе и слушать свист ветра в снастях, когда шхуна была учебным судном для будущих яхтенных рулевых. Про сам корабль рассказывали, что это де "яхта Гиммлера", пригнанная в СССР по репарациям одним хозяйственным адмиралом. В это верилось с трудом, так же как у нас любой мало-мальски крупной халупе в лесах Карелии спешат торжественно присвоить переходящее звание "дачи Маннергейма".

Шхуна же, сама по себе, является памятником, на мой взгляд, потрясающему человеку, которого называют "Последним корсаром". Имя этого человека - граф Феликс фон Люкнер.

ЖИЗНЬ - КАК ПРИКЛЮЧЕНЧЕСКИЙ РОМАН


Человек, воистину замечательный во всех смыслах. Национальный герой Германии, в юности даже умудрился оказаться на русском (?) судне «Ниобе», куда он сумел устроиться юнгой, бежав из дома.
Морская карьера фон Люкнера началась с уборки гальюнов и ухода за свиньями, за что он получил соответствующее прозвище на корабле «свинья». Будущий капитан боялся высоты, однако все же забирался по вантам и работал с парусами в шторм. Что, впрочем, едва не стоило ему жизни. Он упал за борт в океане. И если бы не альбатросы – которые увидели в нем скорый обед, и не штурман, который вместе с добровольцами отправились на поиски юнги – всей дальнейшей истории могло и не быть. Альбатросы указали поисковой команде на выпавшего за борт парня, его подобрали и доставили на корабль. По приходу в Австралию фон Люкнер бежал с судна – ему надоела скудная морская пища – сухари, размоченные в водке. И в поисках новой жизни он сменил много работ и профессий прежде чем вновь попал на судно.

НАЧАЛО
В 1908 году Феликс фон Люкнер сдал экзамены, получил диплом штурмана и поступил служить на пароход «Петрополис» компании «Гамбург — Южная Америка». Он намеревался прослужить 9 месяцев, а потом завербоваться на год в Германский Императорский Флот, чтобы получить офицерское звание. Так он и сделал, и в 1910 году лейтенант граф Феликс фон Люкнер вернулся служить в ту же судоходную компанию, но в феврале 1912 года был призван.
Благодаря своей необычной биографии и хорошо подвешенному языку фон Люкнер стал любимчиком кайзера Вильгельма II. После рассказа о том, как он поругался с офицерами канонерки «Пантера», фон Люкнер, разумеется, был назначен служить именно на этот корабль. Там его и застало начало Первой Мировой войны.

ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА
Для Германии война на море к 1915 году складывалась не очень оптимистично. После того как Королевский Флот нейтрализовал большую часть рейдеров и уничтожил эскадру адмирала фон Шпее в бою у Фолклендских островов, рухнула система снабжения рейдеров в океане. Немцы лишь в конце 1915 года вновь решили вывести надводные рейдеры на британские коммуникации.
Но теперь они обратили свое внимание на вспомогательные крейсера (вооруженные гражданские суда) — гораздо более экономичные корабли с большой вместимостью угольных бункеров. Уже первое плавание «Мёве» показало, что использование таких кораблей может принести успех. И сразу же возникла идея использовать рейдер, который вообще не будет зависеть от снабжения углем, легко сможет преодолеть британскую морскую блокаду под видом гражданского судна, то есть парусный корабль. Идею предложили сразу несколько человек, но основная заслуга принадлежит отставному лейтенанту флота Альфреду Клингу.

В БОЙ ПОД ПАРУСАМИ
Парусный рейдер? Gute Idee! Клинг был известным путешественником, изучавшим Арктику. Сначала его предложение было встречено с недоверием, но постепенно все возражения отпали. Экономичный вспомогательный дизель позволит такому судну двигаться даже в штиль, и никто не заподозрит в безобидном паруснике рейдер. Он должен легко пройти через британские дозоры и выйти в океан.
Проблема была в том, что очень немногие германские моряки имели опыт плавания под парусами. Весь успех плавания зависел от того, удастся ли найти нужного человека. И такой человек нашелся, это был корветтен-капитан граф Феликс фон Люкнер.
Фон Люкнер участвовал в бою у острова Гельголанд, в набегах на Ярмут и побережье Йоркшира. В Ютландском бою он командовал башней на линкоре «Кронпринц». Вскоре после этого боя Адмиралштаб решил отправить в плавание парусный рейдер.


«Pass of Balmaha»

Выбор подходящего корабля был не слишком труден. Вершина эволюции парусных судов - трехмачтовый корабль (windjammer, как и наш "Крузенштерн") с полным парусным вооружением «Pass of Balmaha» был построен в Англии в 1888 году и продан в Соединенные Штаты. В июне 1915 года под командованием капитана Скотта он вышел из Нью-Йорка с грузом хлопка в Архангельск, но у мыса Рат был остановлен британским патрульным судном и отправлен в один из шотландских портов для досмотра. Барку не повезло. Он был еще раз захвачен, на сей раз германской подводной лодкой U-36 капитан-лейтенанта Графе. Призовая команда в составе 1 (прописью — одного) фенриха повела парусник в Куксхафен, в то время как английская досмотровая команда спряталась в трюме.

16 июля 1916 года судно стало германским рейдером и получило 2 орудия калибра 105 мм, которые были спрятаны за планширем у среза полубака, как обычно, они были установлены по правому и левому бортам. На корабле была установлена мощная рация, а трюм превратился в тюрьму на 400 человек. Самым экзотическим устройством был гидравлический лифт в кормовом салоне. Нажатием кнопки, спрятанной за барометром в штурманской рубке, палуба салона опускалась на один уровень. Предполагалось, что это поможет захватить в плен непрошеных визитеров в случае необходимости.

НАСТОЯЩИЙ "НОРВЕЖЕЦ"
«Зееадлер» был замаскирован под норвежское судно, причем работы выполнялись исключительно тщательно. По словам фон Люкнера:
«Зееадлер» был покрашен в точности как «Малета». Мы тщательно воспроизвели палубное расположение, украсили каюты тем же орнаментом. В своей капитанской каюте я повесил портреты короля и королевы Норвегии, а также их родственника короля Англии Эдуарда VII. Барометр, термометр и хронометр были норвежского производства. У меня была коллекция норвежских книг, норвежский фонограф и музыкальные записи. Мы располагали достаточным запасом норвежской провизии, чтобы пройти через линию дозоров».
Были изготовлены все необходимые документы. Фон Люкнер заявил, что во время захода в Копенгаген был похищен бортжурнал настоящей «Малеты». Немцы пытались предусмотреть все мелочи. Фон Люкнер вспоминает:
«Англичане всегда осматривали матросский кубрик, чтобы удостовериться, что там все в порядке. Я немедленно раздобыл большое количество фотографий, которые нужно было выдать за снимки родителей норвежских моряков, их сестер и братьев, дядьев и племянников, возлюбленных и жен... Мы даже послали человека в Норвегию за фотографиями, чтобы узнать имена норвежских фотографов, которые их делали».
Поддельные корабельные документы указывали, что корабль следует в Мельбурн. Были подобраны человек двадцать, говоривших по-норвежски, которые должны были изображать палубную команду. Остальные немцы должны были скрываться внизу.

КАМУФЛЯЖ
Экипаж быстро выучил свои роли. Один из моряков даже был переодет в жену капитана. Однако когда парусник уже был готов к выходу, фон Люкнер получил приказ дождаться возвращения из США торговой подводной лодки «Дойчланд». Англичане должны были удвоить патрули, чтобы попытаться перехватить лодку, поэтому рейдер мог попасться в сеть, расставленную не для него. Ждать пришлось около 20 дней. Но за это время настоящая «Малета» уже ушла из Дании, а фальшивая все еще торчала в Гамбурге. Вся стройная система обмана рухнула.
Пришлось перелистать весь Регистр Ллойда, чтобы найти корабль, похожий на «Зееадлер» и «Малету». Фон Люкнер выбрал «Кармоэ». Никто не имел ни малейшего представления, где находится этот корабль, но риск казался оправданным. Однако, когда «Зееадлер» приготовился выйти в море, из последних норвежских газет, приобретенных для экипажа, выяснилось, что подлинный «Кармоэ» только что был осмотрен англичанами. Все рухнуло во второй раз. Фальшивые документы и украденный бортжурнал были расчетливо подмочены, чтобы англичане не слишком придирались, но в то же время могли прочитать все, что им требовалось.

В НАЧАЛЕ СЛАВНЫХ ДЕЛ
В 8 день Рождества фон Люкнер находился в 180 милях юго-западнее Исландии, когда был остановлен британским вспомогательным крейсером «Авенджер». Имея 8 орудий 152 мм, этот корабль мог в считанные минуты превратить «Зееадлер» в груду щепок. Англичане прислали досмотровую партию, но тщательная маскировка сработала. Лейтенант Лейдерман рассказал англичанам сказку о немецких рейдерах «Мёве» и «Зееадлер». Хотя осмотр был довольно тщательным, немцы приготовились к нему более чем основательно. «Норвежский корабль» был отпущен с пожеланиями счастливого Рождества.
Орудия рейдера были укрыты раскрашенной под доски парусиной и завалены одеждой матросов, якобы разложенной для просушки. Пулеметы были спрятаны на корме, а 50 человек, вооруженные винтовками, могли укрыться за планширем и открыть огонь, если это потребуется. Норвежский камуфляж был сброшен вместе с палубным грузом леса, который полетел за борт. Барк драили и чистили, пока он снова не превратился в настоящий боевой корабль германского флота "Зееадлер".



ХРОНИКА РЕЙДЕРА
Началась обычная для рейдера жизнь в океане. "Зееадлер" перехватывал парусные суда Антанты или суда с грузами для нее и топил их. 3 февраля наблюдатели рейдера заметили большой четырехмачтовый барк. Когда «Зееадлер» подошел ближе, стало ясно, что это француз. «Антонин» возвращался домой из Чили с грузом селитры. Фон Люкнер попытался догнать его, но в самый неподходящий момент дизель отказал. К счастью, и под парусами «Зееадлер» развивал приличную скорость, поэтому немцы из спортивного интереса решили устроить небольшую регату.
Когда шквалистый ветер усилился, капитан французского барка Лекок, опасаясь за паруса и мачты, часть парусов убрал. Фон Люкнер не убрал ни клочка парусины. Когда рейдер подошел ближе, немцы увидели, что французы фотографируют их корабль. А когда расстояние сократилось еще больше, «Зееадлер» дал несколько пулеметных очередей по парусам «Антонина». В ту же минуту изумленные французы увидели поднятый на мачте германский флаг. Барк остановился, экипаж был снят, и подрывные заряды послали «Антонин» на дно.


Утром 26 февраля стоящий на вахте лейтенант Прайсе заметил смутный силуэт. Фон Люкнер немедленно пошел на перехват, и через 15 минут «Зееадлер» подошел к трехмачтовому барку «Бритиш Йомен». Его экипаж радостно приветствовал выстроенных на палубе пленных. Национальная принадлежность барка была ясна из самого названия. Фон Люкнер приказал запустить фонограф на максимальную громкость и играть «Долог путь до Типперери».
Капитан Армстронг в мегафон спросил, что нового известно о ходе военных действий. На это фон Люкнер ответил, что новостей слишком много, чтобы передавать их сигналами. Впрочем, он умел выражаться кратко и содержательно. На мачту «Зееадлера» были подняты всего 3 флага — C.I.D. Этот сигнал означал «Немедленно остановитесь, или я буду стрелять». На гафель взлетел германский флаг, и появились орудия. На британском корабле началась паника, экипаж бросился в шлюпки. Когда суматоха немного утихла, абордажная партия «Зееадлера» выяснила, что груз «Бритиш Йомена» состоит из живых цыплят и поросят. Сняв живность, немцы затопили британский корабль.


11 марта «Зееадлер» заметил британский пароход. Фон Люкнер приказал поднять сигнал с просьбой сообщить время по хронометру. Но пароход не остановился. Немцы привели в действие дымогенератор и подожгли большое количество магния, чтобы изобразить серьезный пожар на корабле. Одновременно были выпущены сигнальные ракеты. Англичане поверили, и пароход «Хорнгарт» немедленно пошел на помощь. Фон Люкнер увидел антенну радиостанции и большое орудие у него на корме. Если пароход решит начать бой, то участь «Зееадлера» может оказаться незавидной.
Фон Люкнер решил нанести удар первым. Когда «Хорнгарт» подошел ближе, «пожар» был взят под контроль, на палубу поднялся матрос Шмидт, изображавший капитанскую жену. Буквально через пару минут все изменилось. Появились орудия, Шмидт превратился в германского матроса, на мачту взлетел флаг императорского флота, вдоль фальшборта выстроились стрелки с винтовками. Первый же 105-мм снаряд уничтожил рацию британского судна. «Шумовая пушка», изготовленная из трубы большого диаметра, набитой порохом, выпалила с ужасным грохотом.
Но шкипер «Хорнгарта» Сторнторп отказался капитулировать, он приказал орудийному расчету занять свои места. Немцы увидели людей, бегущих на корму. Стрелки на борту «Зееадлера» приготовились открыть огонь. Одновременно 3 человека с мегафонами во всю глотку заорали: «Приготовить торпеды». Суматоха на борту британского парохода стихла, и на ветру затрепыхались белые тряпки. «Хорнгарт» остановился.
В состав абордажной партии подобрали людей наиболее внушительной наружности, чтобы у англичан больше не возникало желания сопротивляться. Однако английский экипаж далее повиновался безропотно. Немцы забрали с парохода несколько музыкальных инструментов и большое пианино(!), после чего «Хорнгарт» был потоплен.

КОНЕЦ ПОЛЕТА "ОРЛАНА"
За этот период Зееадлер потопил в общей сложности 16 судов с грузами для Антанты. Справедливости ради надо сказать, что свою роль, обусловленную предназначением рейдера, граф Феликс фон Люкнер старался выполнять по принятым международным правилам, и человеческие жертвы им были сведены к минимуму.

Но потом наступил мертвый сезон, и в конце июля фон Люкнер направился к островам Таити. Он подошел к острову Мопелия, чтобы очистить днище корабля и дать экипажу небольшой отдых. Возле этого острова и завершился полет «Орлана» (Seeadler - по-немецки «ОРЛАН»).
Сам фон Люкнер описывает происшедшее более чем красочно. 2 августа 1917 года примерно в 9.30 он «заметил, что на востоке в океане поднимается какая-то стена. Сначала мы решили, что это мираж. Но она поднималась все выше. Наконец мы поняли — это приливная волна, которую вызывают подводные землетрясения или извержение вулкана. Опасность была слишком очевидна. Мы находились между волной и островом.
Мы даже не пытались поднять паруса, так как ветер выбросил бы нас на риф. Нашей единственной надеждой отойти от острова был двигатель. Исполинская стена волны мчалась на нас с головокружительной скоростью.
Цунами выбросил «Зееадлер» на коралловый риф. Мачты сразу превратились в груду обломков, но железный корпус выдержал. Когда волна ушла, выяснилось, что корабль прочно сидит на рифе и о дальнейшем плавании не может быть и речи."



«Зееадлер» на рифах

Американские пленники рассказывали эту историю гораздо более прозаично. Они утверждали, что фон Люкнер и команда пьянствовали на берегу и не уследили за кораблем. Якоря поползли, и «Зееадлер» снесло на риф кормой вперед.
Цунами, скорее всего, действительно не было, но прибоем «Зееадлер» все-таки выбросило на риф. Плавание завершилось, но не таков был граф Феликс фон Люкнер, чтобы успокоиться и ждать, пока их снимут с богом забытого островка.

НЕМЦЫ НЕ СДАЮТСЯ

Шлюпка «Кронпринцесса Сесилия»

23 августа фон Люкнер и 5 матросов на спасательной шлюпке «Зееадлера» снова вышли в море. Шлюпка получила гордое название «Кронпринцесса Сесилия». Между прочим, так же назывался один из германских трансатлантических лайнеров. Целью плавания были острова Кука, а если понадобится, то и Фиджи (1 254 морских мили!). Фон Люкнер хотел захватить какой-нибудь парусник и вернуться на Мопелию, чтобы забрать свой экипаж, спасенное оружие и... продолжить крейсерство!


Моряки из экипажа фон Люкнера на о. Пасхи

26 августа шлюпка подошла к острову Атуи (острова Кука). Немцы выдавали себя за путешествующих голландцев. На этом острове не оказалось никаких кораблей, и фон Люкнер направился к острову Аитутаки. Там немцы были разоблачены, хотя попытались выдать себя за норвежцем. Однако фон Люкнер не потерял самообладания и начал думать о побеге.

Фон Люкнер направился к островам Фиджи, хотя ему предстояло на крошечной шлюпке идти через океан. Это плавание едва не стало для него последним. Тропические шторма, палящее солнце, нехватка еды и воды, цинга уже на полпути превратили немцев в какие-то призраки. Фон Люкнер все-таки сумел добраться до острова Ката-фанга (острова Тонга), и, наконец, немцы прибыли к острову Вакая возле одного из крупнейших островов архипелага Фиджи — Вити-Леву.
Фон Люкнер и его люди решили захватить шхуну с грузом одежды и шелка, сушеными овощами и свежим мясом. Но прежде чем они сумели это сделать, прибыл пароход «Амра» с группой вооруженных полицейских. Фон Люкнер запретил своим матросам сражаться, хотя перед ними была горстка плохо вооруженных туземцев. Он был очень предусмотрителен. У немцев не было военной формы, их могли принять за партизан или франтиреров и просто повесить. 21 сентября фон Люкнер и его товарищи, наконец, попали в плен.


Шхуна "Моа"

13 декабря 1917 года фон Люкнер и его люди сбежали из Новой Зеландии на катере, принадлежавшем коменданту тюремного лагеря. Катер «Перл» был «вооружен» макетом пулемета. Но в очередной раз обман сработал, и фон Люкнер захватил маленькую шхуну «Моа». Немцы уже приготовились поднять паруса и плыть дальше, когда к шхуне подошел вооруженный патрульный корабль «Ирис». В мирное время он занимался укладкой телеграфных кабелей для новозеландского правительства. Игра закончилась, и фон Люкнер снова оказался в плену.


В лагере для интернированных на острове Motuihe

Сам граф Феликс фон Люкнер вернулся в Германию в 1919 году, а последний из его моряков — в январе 1920 года.
Felix von Luckner- The Sea Devil

К концу 1920-х его личность, не без помощи американских специалистов масс-медиа, обрастает легендами и обретает романтический флер «нового пирата». Граф стал мировой знаменитостью.



C американским мультимиллионером Генри Фордом во время его визита в Германию

КРУГОСВЕТКА СО СВАСТИКОЙ
В 1936 году граф приобрел небольшое грузовое судно "Эдельгард", перестроил его в соответствии со своим вкусом и богатым опытом океанских плаваний. Получилась шикарная и чрезвычайно мореходная яхта. Подыскивать название ему долго не пришлось – конечно же - «Seeteufel».

Захваченный новыми идеями Адольфа Гитлера, в это время Люкнер выступал, как апологет национал-социализма. Он сделал несколько пропагандистских походов, а в 1937 году намеревается совершить кругосветное плавание на новой яхте.
Подготовка финансировалась правительством Германии. Перед отправкой граф заявил корреспондентам: «Я отправляюсь, как посланник Гитлера к молодежи мира». 17 апреля яхта «Seeteufel» вышла из Осло. На борту кроме графа находилась его гражданская жена и семь человек команды. Команда состояла из агентов морской разведки, а один из них и вовсе был неприкрытым агентом тайной полиции - небезызвестного Гестапо. Яхта была оснащена высококлассной приемо-передающей радиоаппаратурой и гидрографическим оборудованием. На борту имелась кинопроекционная и фото - аппаратура. Корабль мог, не заходя в порт, пройти под мотором 6000 миль. А шестимесячный запас продовольствия, и богатый выбор прекрасных немецких вин делали это путешествие весьма комфортным.

Интересен и маршрут этого рассчитанного на 2 года плавания: Карибское море – Панамский канал, новый 1938 год застал его на Кокосовых островах, а далее – о. Таити – Австралия – Новозеландия – Индонезия – Цейлон – Аден – Суэцкий канал – Средиземное море – Италия – Гибралтар – Англия. Большинство мест были уже известны Люкнеру, можно даже сказать, что он совершал путешествие, как это принято у немцев, «по местам боев». Единственно – он не рискнул огибать на малой шхуне зловещий мыс Горн.

Отношение к Люкнеру было неоднозначным. В зависимости от своих собственных убеждений одни считали его нацистом, другие – жертвой нацизма; в Австралии его считали немецким шпионом, в Европе – американским. Безусловно, Гитлер использовал его для пропаганды в мире своих идей. «Seeteufel» - первый германский корабль, показавший миру флаг с фашистской свастикой. С борта шхуны за подписью фон Люкнера периодически посылались доклады Министру иностранных дел Германии фон Рибентропу.


С американцами

По возвращению в воюющую Европу, Ф. Люкнер поселился в городе Халле в доме своей матери и, как говорят, спас город от союзнической бомбардировки. В это время он действительно сотрудничал с американской разведкой, и когда американцы высадились в Европе, перешел на их сторону.



Свои приключения Люкнер описал в книге "Морской дьявол", которая была переведена на многие языки мира. Умер Люкнер 13 апреля 1966 г., немного не дожив до своего 85-летнего юбилея.


В середине семидесятых годов прошлого века на экраны телевизоров Германии и Франции вышли 39 серий франко-немецкого телефильма «Приключения графа Люкнера».



НЕ ПРОСТО ТРОФЕЙ
По окончании 2-ой Мировой Войны союзники делили остатки немецкого флота. Среди многочисленных документов, запечатлевших ход этой дележки, есть короткий перечень рыболовных траулеров, построенных по немецкому заказу в Норвегии. Они так и оставались там, но принадлежали Германии. О включении их в общий список ходатайствовал перед Тройственной военно-морской комиссией начальник военно-морского Отдела Советской военной администрации Германии контр-адмирал Ф. С. Седельников.
Зачем же было столь настойчиво хлопотать о нескольких селедочных траулерах, которых в Норвегии - пруд пруди? - интересуется один из авторов многочисленных жизнеописаний фон Люкнера. Дело в том, что один из них помимо бортового номера «U-5301» носил еще и наименование - «Seeteufel». Вряд ли Морской дьявол вновь маскировался, иначе бы он не оставил название яхты. Вероятно, она была у графа реквизирована.
Союзники уступили ее и она оказалась в Ленинграде. О ее былой роскоши все же стоит упомянуть: «Салон яхты был обставлен мебелью из дуба, а по стенам, увешанным персидскими коврами, висели фотографии Гитлера, Геббельса и портрет с автографом шефа полиции нацистов Гимлера» - такой увидели ее в 30-е годы в Австралии.


Шхуна «Seeteufel»/"Ленинград"/"Надежда на Неве

Сегодня «Seeteufel», а ныне шхуну "Надежда", можно увидеть у причала Центрального яхт-клуба в Санкт-Петребурге. Своего рода тоже памятник оказался. Можно даже пройти на нее и подержаться за поручни по которым когда-то скользили руки "Последнего корсара" корветтен-капитана графа Феликса фон Люкнера.


Шхуна "Надежда" после ремонта новыми владельцами. Фото 2010 года.

Зная немцев и их отношение к своей истории (например недавнюю историю с возвращением на историческую родину барка "Товарищ"/Gorch Fock), не исключаю, прочитав заметку на немецком сайте о ремонте шхуны, что «Seeteufel» рано или поздно окажется в Германии.

А. Больных "На океанских просторах"
http://design.flot.com/blog/historyofNVMU/1252.php

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!
Tags: Исторические зарисовки, Наваль
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments